?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

 Я хочу рассказать о нескольких замечательных женщинах стоявших у истоков Сахалинского образования.
     В апреле 1885 года начальник острова Сахалин на рапорт начальника Александровского округа об открытии школы в городе отвечал: "... на открытие в посту Александровском я со своей стороны препятствий не имею; но только с тем условием, чтобы расходы на содержание помещения школы, а также на жалование учителю были производимы на счёт жителей сёл Александровска" Одной из первых учителей стала Софья Ильинична Плосская, приехавшая вместе с мужем политическим ссыльным. Сама она была приговорена к Сибирскому поселению, но за мужем поехала на каторгу.
          Вот как пишет казначей канцелярии начальника острова Д.А.Булгаревич в докладе генералу Кононовичу - начальнику острова: "Школа в посту Александровском помещается в доме учительницы Плосской и занимает две комнаты, разделённых небольшим коридором. Комнаты чистые, светлые, вполне соответствуют своему назначению. Одно только неудобство - в них бывает так холодно, что приходится часто детям сидеть в пальто. Классная мебель состоит из скамей, двух больших чёрных досок и небольшого шкапа. Школьная библиотека заключается в одном-двух десятках разнообразных учебников и множества книг религиозно-нравственного содержания, мало доступных детскому пониманию."

  В мае 1894 года на Сахалин вслед за женихом (!) приехала Ольга Михайловна Карпова (впоследствии по мужу Еллинская) Она выехала, оставив родителей, уйдя с последнего курса консерватории. Плыли они С Еллинским на одном корабле. Только она на верхней палубе, а он в кандалах в трюме. Не могу удержаться от описания этого "романтического" путешествия (воспоминания Бориса Еллинского в книге "Сахалин - чёрная жемчужина"):

     "На пароходе четыре глубоких трюма. Внизу помещение трюма со всех сторон окружено решёткой из толстых трубок, снабжённых тысячами отверстий. В случае бунта в эти трубы пускают пар под сильным давлением, и все обитатели трюма могут свариться в несколько минут. Внутри обширной клетки трюма - расположены в три яруса нары. На них размещаются 200 человек. Всего пароход берет за раз 800 каторжан (на 4 трюма). Можете себе представить, что там творится во время шторма, особенно ночью.  Сонные люди сваливаются с нар на пол. Верхних рвёт на нижних. Те ругаются самым отборным образом, но и их самих тоже рвёт. Вонь, ругань и крик смешиваются с бряцанием цепей (!). В полумраке глубокого трюма едва мерцают 2-3 маленькие лампочки на потолке посредине прохода. 
     Чёрные тени людей мечутся во все стороны, изрыгая отвратительные ругательства и потоки рвоты. Нары и пол покрыты ею так, что ноги шлёпают в этом месиве. Ещё бы, ведь двести человек! А пароход качает всё сильнее и сильнее.
     Не лучше и во время адской жары в тропиках. Помню, вошли мы (пароход "Ярославль) в Красное море. Здесь нас расковали (! - всё это время они были в кандалах - а это не сегодняшние наручники - прим.taiohara) и заново обрили, но уже не полголовы, а всю голову. Без цепей стало значительно легче, но всё же сидеть в трюме было невыносимо тяжело. Люди пораздевались донага. Пот лил со всех ручьями, как в бане. Грудь сжимало и в глазах мутилось. Казалось, что сейчас голова лопнет от боли. У многих всё тело покрылось нарывами, из которых сочился гной. Это - так называемая тропическая сыпь. Появились смертные случаи от тепловых ударов. Как только с кем-либо случался обморок, кричали часовому; он давал свисток; являлись два санитара и уносили беднягу на палубу. Большинство не возвращалось уже оттуда. После я узнал, что почти все они умерли и их спустили в море зашитыми в холст с тяжёлым колосником в ногах. Дней двадцать подряд продолжалась эта пытка вперемежку с жестокими штормами. Всё же путешествие занимает 45 дней."  

    
Так как Еллинский был приговорён к 20 годам каторги он должен был просидеть в кандальной тюрьме в общей сложности четыре года ( Общее правило: кто получил 20лет - 4 года, с 15 годами - 3 года, с 10 годами - 2 года и т.д.; а дальше народ переводился в "Вольную тюрьму". Так "экономили" на строительстве тюрем, содержании и охране. В "вольной тюрьме" арестанту полагался сухой паёк, и предлагалось ежедневно являться на "раскомандировку" (регистрация и назначение работ). 

      Но вернёмся к Ольге Михайловне. Венчались они 10 июля 1894 года. Еллинского привели в Александровскую тюремную церковь из кандального отделения. Он только возвратился с работ по выжиганию древесного угля перепачканный грязью в тюремном бушлате. На время свадьбы с него сняли кандалы. После - они зашли в дом, где остановилась Ольга Михайловна, попили чаю. Затем новобрачного увели.

         Ольга Михайловна стала заведующей школой для детей ссыльного поселения. Все эти годы она получала 25 рублей - в каникулы ей не платили. С мужем они встречались по воскресениям в тюрьме. Только после определения его в  "вольную команду" он получил право ночевать на квартире.
 Ольга Михайловна всей душой отдалась педагогической деятельности. Давала она и бесплатные концерты. И тут мы подходим ещё к одной замечательной истории. 

         Среди её учениц была девочка с замечательными способностями - Ирина, дочка каторжанки. Ольга Михайловна особенно много занималась с ней. И в 1899 году Еллинская дала платные концерты, собрала деньги и на эти деньги отправила девушку учиться в Санкт- Петербург. И та экстерном сдала экзамены и поступила в учительскую семинарию. Успешно её закончила и ... вернулась учительницей на Сахалин. Это был первый сахалинский местный "кадр". И проработала здесь многие годы - и при японцах и в первые годы Советской Власти. Это была моя прабабка - Ирина Максимовна Черепанова. И дочка её, родившаяся здесь в Александровске на Сахалине в 1906 году, тоже стала учительницей. Это была моя бабушка - Елизавета Ильинична Добрынина.

        Еллинские оставили очень добрую память. Они со многими занимались. Многим помогали. Они погибли в блокадном Ленинграде. Недавно случайно встретила в интернете сообщение о потомках их приёмного сына живущих в Новгороде. Но в фамилии изменилась одна буква - теперь она пишется как "Эллинские". Очень бы хотелось с ними связаться.

       Многие люди, кто вырос на Сахалине, отмечают, какие там замечательные педагоги! И к традиции служения детям, несения света, культуры эти женщины имеют самое непосредственное отношение. Для меня они олицетворяют преданность, любовь, бескорыстие.

 

Comments

tikk
2 сент, 2009 06:16 (UTC)
Хорошая история. Вам, наверное, очень гордо за таких предков :)