?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Сахалинская любовь Ювачёва (о нём http://community.livejournal.com/sakhalin_war/11225.html ) - Мария Антоновна Кржижевская, акушерка – фельдшерица Тымовского лазарета, заведующая Рыковской метеостанцией (1854-1892).

              Позднее, в своей книге «Восемь лет на Сахалине» он писал о ней так: «М. А. Кржижевская известна была на Сахалине как удивительно добрая женщина, отдававшая весь свой заработок бедным ссыльным. Вся жизнь ее была сплошная жертва для ближнего. После неудачного замужества она стала искать места или случая для самопожертвования. Ей указали на Сахалин. Отказавшись от своей части наследственного имения и порвав всякую связь с Европейской Россией, Мария Антоновна приехала в Рыковское селение, «чтобы умереть с каторжными».
         Здесь ее деятельность была изумительна. Кроме ежедневных работ в аптеке и в лазарете в качестве фельдшерицы, она как акушерка неустанно ходила из одного угла селения в другой по роженицам. К своим обязанностям она относилась свято, как солдат на войне. Ее ничто не могло остановить, если она знала, что люди нуждаются в ее помощи. Там, где осенью и весною во время разлива реки не может пройти телега, она идет вброд по воде. Когда страшные бураны буквально засыпают снегом, она с большими усилиями ползет по сугробам; вся перемерзнет, измучится, но не отступит от намеченной цели. Конечно, это даром не могло пройти, и на другой год по приезде на Сахалин она сильно простудилась и заболела чахоткою». 

    
Приехала М. А. Кржижевская на Сахалин осенью 1885 г. вместе с М. Ф. Акорчевой, назначенной в Александровский и Тымовский округа фельдшерицей после окончания училища при Санкт-Петербургской больнице. Самоотверженная работа Марии Антоновны снискала ей огромное уважение и авторитет среди каторжан и поселенцев. Работая фельдшером, она заведовала Рыковской метеостанцией со дня ее основания (1886-1892 гг.).
          Помощником Марии Антоновны на станции был назначен ссыльный революционер Иван Павлович Ювачев. До него помощником у М. А. Кржижевской (ей приходилось часто отлучаться на роды и не всегда могущей в связи с этим, самой вести на метеостанции наблюдения), был псаломщик из ссыльных, который «оказался не совсем исправным».
   С приходом И. П. Ювачева положение изменилось: «Напротив, незаметно для Кржижевской, я мало-помалу отстранил ее от всех занятий по метеорологии, оказывая в то же время уважение ей как своей начальнице». Иван Павлович стал также помощником Марии Антоновны в ее заботах об устройстве ботанического сада вокруг метеорологической будки.
    «Она хотела собрать по возможности все виды местной флоры и с этой целью сама лично делала экскурсии в луга и леса. К моему приезду на Сахалин в ее саду уже красовались ряды лиственных деревьев. Вдоль изгороди тянулись различные виды кустарных спирей вперемежку со стройными боярками и сероватым от дорожной пыли орешником. Около раскидистых вязов и душистых тополей торчали веселые березки, зеленые клены и трепетные осины. Красивые аллеи были обсажены цветущими яблонями, пахучими черемухами и рябинами. На клумбах цвели различные лилии, красные пионы, синие гентианы, желтые адонисы и лютики, и много других лиловых, розовых, белых цветов. Особенное внимание было отдано ягодным кустам. Буйная малина, красная смородина и напоминающая крыжовник моховка занимали большую площадь рядом с огородом. Большинство этих растений было посажено собственноручно Марией Антоновной».
     За занятия тайной благотворительностью ее называли «сахалинская ходатаица», о чем И. П. Ювачев рассказывает в своей книге так: «Работая в аптеке, где ее осаждала масса приходящих больных, мужчин и женщин, Мария Антоновна внимательно прислушивалась к разговорам. Она знала каждую женщину по имени, знала их семейное положение, их болезни и нужды, не раз обращалась к начальнику округа с просьбами о помощи для своих пациентов. Но делала это секретно, так же как давала им деньги тайно, через какого-нибудь посредника». Кржижевская, такая рачительная, когда дело касалось общественных интересов или других людей, была удивительно скромным человеком.
    «Отдавая так много внимания, времени и своих заработанных денег другим, эта удивительная труженица мало занималась собой. Ее скромные костюмы обличали свою ветхость зачиненными прорехами. В небольшой квартире стояла простая некрашеная мебель. Она имела обед, по выражению подруги, хуже, чем у каторжных… Наше знакомство началось уже в то время, когда у нее обнаружились явные признаки чахотки, - рассказывает П. И. Ювачев в своей книге, - Бледная, с впалыми щеками, с горящими темными глазами, она постоянно покашливала. Военный врач Тымовской команды давно сосчитал ей минуты, но она все еще крепилась и, пересиливая свое недомогание, продолжала работать с прежней энергией».
    Так продолжалось 4,5 года. В последнее время Мария Антоновна, несмотря на мучащий ее кашель, водянку и язвы на ногах, продолжала аккуратно ходить на работу в аптеку и больницу. Однажды утром она пришла к своим больным, но вдруг почувствовала острую боль в груди и со стоном опустилась на стул… Через три дня непрерывного страдания, в июне 1892 г., ее не стало.

      «Похороны этой исключительной женщины на Сахалине собрали все село Рыковское. Каждый считал себя счастливым оказать покойной то или иное внимание. От начальника до последнего каторжника – все понимали, что Тымовский округ лишился самого дорогого человека, служившего не из-за денег, и не ради каких-либо личных выгод для себя, а единственно ради простой идеи – помочь несчастным. Когда опустили гроб в землю, толпа женщин навзрыд заплакала, вспоминая все доброе, которое она им оказала. Тут только развязались языки, замкнутые при жизни Марии Антоновны ее смирением: все они наперебой спешили поведать публике удивительные примеры самоотверженной любви к ним покойницы… Как бы в дополнение деятельности Марии Антоновны на Сахалине оставшееся после нее небольшое имущество все было роздано бедным… Величая покойницу своей матерью, некоторые простодушные люди чуть ли не боготворили ее, как святую».
 
         На кладбище села Кировское (ранее Рыковское) сохранилась могила Марии Антоновны, а в Сахалинском краеведческом музее выставлен барометр, находившийся в квартире М. А. Кржижевской и переданный в музей учителем истории Тымовской средней школы К. И. Гета.

 
 

Метки:

Comments

( 5 комментариев — Оставить комментарий )
inselbewohner
3 сент, 2009 05:43 (UTC)
/учителем истории Тымовской средней школы К. И. Гета/
Вот бы с кем Вам связаться! Константин Иванович был у меня учителем, и сын его - Кирилл, сейчас тоже учительствует, и тоже историк. Лично я непременно это собирался сделать по приезду домой, в поселок.
taiohara
4 сент, 2009 18:28 (UTC)
Ну если Вам удастся "присоединить" его к журналу - было бы здорово не только для меня, но и для всех. Я уверена, даже об этой истрии он бы рассказал много интересного.
tikk
4 сент, 2009 10:17 (UTC)
Спасибо
tikk
4 сент, 2009 10:20 (UTC)
Меня правда сбил заголовок, учитывая все увеличивающуюся интернет-безграмотность (к тому, что пунктуацию, заглавные буквы все реже и реже соблюдают) я пол статьи считала что ее зовут Любовь Ювачёва, хотя в начале самом сказано ее имя.
( 5 комментариев — Оставить комментарий )