?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


    История дальневосточной связи тесно связана с историей края. Что старались занять в первую очередь в городе только вступившие в него войска? Правильно - почту и телеграф.
Телеграфисты в провинции были интеллегенцией.
  Итак, о телеграфной связи Дальнего востока:

В 1862 году, телеграфное ведомство открыло в Николаевске первую на всем Дальнем Востоке школу телеграфистов с годичным сроком обучения. Первый год в ней обучалось 6 человек. Уроки начинались в 8 часов и, с перерывом на обед, заканчивались в 15 часов. Будущие телеграфисты учились работать ключом на телеграфном аппарате, производить текущий ремонт приборов, заменять порванные провода и т.д. Занятия проводились в помещении телеграфной станции. Вели их и сам Д.И. Романов, и его заместители - телеграфные чиновники, морские офицеры Сибирской флотилии. После обучения курсанты получили свидетельства об окончании школы телеграфистов и присвоении им звания телеграфиста-надсмотрщика 6-го разряда. Каждый из выпускников выбрал для постоянной работы свой пункт на линии Амурского телеграфа и, получив официальное название, подъемные и "дорожные", выехал к своему месту работы. Выпуск 1863 г. был первым выпуском техников-телеграфистов на восточной окраине России. Школа успешно проработала более десяти лет и в последующие годы уже выпускала в свет ежегодно по десять - двенадцать квалифицированных телеграфистов для всего Амурского телеграфа.

 

Конечно, в первую очередь Амурский телеграф строился и выполнял узкие интересы военного, морского и дипломатического ведомства, а его экономическое значение или принималось в расчет, или рассматривалось как второстепенный фактор. Поэтому оплата слов в телеграммах была довольно высокой и не всякому гражданину, а тем более сельскому жителю была по карману. Так, например, плата от частного лица в 1865 г. от Николаевска до Михайловского исчислялась в 1 руб. 50 коп. за первые двадцать слов и 50 копеек за каждые десять слов после первых двадцати, до Мариинска, Александровского и Софийска соответственно 2 руб. и 1 руб. и т.д.

 А с началом эксплуатации Амурского телеграфа в 1866 г. по всей линии и увеличением количества частных телеграмм оплата телеграфных депеш частично снизилась: от Николаевска до Михайловского, Мариинска, Софийска, Александровского она составила 1руб. 50 коп., до Орловского, Хабаровки и Казакевичево -2 руб. и 1 руб., до Нижне-Михайловской, Буссева, Баранова и Новгородской гавани - 3 руб. и 1 руб. 50 коп.

 С 1-го января 1863 г. Николаевская телеграфная станция начала регулярно вести прием корреспонденции для частных лиц. Прием телеграмм происходил в клиентском зале станции, оформленном в строго классическом стиле, с 8 часов утра до 8 часов вечера, не исключая предпраздничных дней (кроме праздников).

А в эти же годы телеграф перевалил через Уральские горы и, получив название "Сибирский телеграф", двинулся на восток. В 1861 году он дошел до Тюмени, в 1862 году - до Омска, в 1863 г. - до Иркутска, 1866г. - до Верхнеудинска, 1867 г. - Сретенска. Оставалось пройти до Хабаровки 2 тысячи верст. Но только 13 августа 1869 г. начались работы на этом участке, и хоть проходили они в крайне тяжелых условиях, но в общем-то велись довольно быстро - сказывался накопленный опыт строительства Амурского телеграфа 1861-1866 годов. 25 ноября 1870 г. недалеко от Хабаровки подводный кабель был переброшен на правый берег и соединил Амурский телеграф с Сибирским и далее с европейской Россией. Теперь из Николаевска можно было подавать телеграммы не только в сибирские города, но и в города европейской России и зарубежной Европы. Связь устья Амура и побережья Японского моря с европейской Россией стала постоянной. А 17 марта 1871 г., после окончания строительства 60-верстной ветки от поста Раздольного, телеграф пришел и во Владивосток.

Соединение Восточного Поморья (так в те годы официально назывался нынешний Дальний Восток) телеграфной линией с европейской Россией и Западной Европой имело далеко идущее значение как военное и политическое, так и экономическое для более эффективного освоения восточной окраины, быстрого развития ее торговли и промышленности. Ну, а для того чтобы Амурский телеграф мог функционировать исправно,для его строительства и ремонта было задействовано почти все русское население Амура и Уссури. Именно простые русские люди - солдаты-линейцы, крестьяне, казаки, мастеровые - прокладывали и ремонтировали дороги и телеграфные линии, строили здания телеграфных станций и сторожевых пунктов, именно их труд соединил Нижний Амур с Сибирью и европейской Россией.

Последующие годы на Амурском телеграфе уже были не такими сложными, просто шла обыкновенная повседневная работа: замена, где была необходимость, 4- мм проволоки на 6- миллиметровую, установка новых столбов вместо упавших, очистка и расширение старых просек, ремонт дорог, мостов и гатей, обустройство территорий станций и сторожевых постов. Кстати, на всем протяжении Амурского телеграфа от Николаевска и далее до Хабаровки и к побережью Японского моря при станциях и постах, во время их строительства, были одновременно разработаны огороды и вместе с семенами безвозмездно переданы местным телеграфистам - операторам, сигналистам, сторожам и надсмотрщикам . Это давало, хоть и небольшую, возможность обеспечить работников необходимыми продуктами и хоть как-нибудь привязать дефицитных специалистов к данному региону

Карикатура из николаевской газеты на перерыв в работе Амурского телеграфа
во время весеннего ледохода, когда происходил обрыв проводов через Амур.

 

Прошло еще 10 лет, и появилась новая телеграфная линия, связанная с Амурским телеграфом, - Сахалинский телеграф. В феврале 1881 г. государственный совет выделяет 250 тысяч рублей на устройство линии, которая связала бы материк с островом Сахалин. 7 июля 1881 г. специальный пароход, приспособленный для укладки подводного кабеля, медленно двинулся из Де-Кастри в сторону Сахалина, оставляя за собой телеграфный кабель, постепенно погружающийся в морскую пучину. 16 июля 1881 г. кабель был выведен к селению Александровску, вскоре преобразованному в центр Сахалинской каторги - пост Александровский.

Прибытие почты в Александровский пост

А в 1883-84 годы телеграф дошел до поста Дуэ, селения Дербинское, Рыковское, до Корсаковского поста. Таким образом, с 1884 года из Николаевска можно было послать телеграммы во все главные центры Северного и Южного Сахалина. В 1884 г. происходит слияние почтового и телеграфного департаментов в главное управление почт и телеграфов. 11 июля 1885 г. почтово-телеграфному ведомству была присвоена новая эмблема: два почтовых рожка на фоне телеграфного знака - двух зигзагообразных линий, заканчивающихся стрелками, символизирующими электричество. До 1884 г. телеграфная станция и почтовая контора в Николаевске существовали раздельно, а в 1886-87 годах примерно на том месте, где сейчас      находится улица Володарского, чуть выше нынешнего медицинского училища, было возведено здание почтово-телеграфной конторы, которое, правда, по своему внутреннему и внешнему дизайну уступало старой телеграфной станции. К этому же времени из Главного управления почт и телеграфов в Николаевск поступил новый календарный штемпель с надписью: "Николаевск Приморской обл. Почтово-телеграфная контора". А с 1889 г. служащие почты и телеграфа стали называться "почтово-телеграфные чиновники". 
 
                                                   

              Открытое письмо А.П.Чехова с Амура со штемпелем
Николаевской почтово-телеграфной конторы.

 

Нижнеамурский телеграф в период 1900-1917 г.

К началу нового двадцатого столетия основные работы по реконструкции Амурского телеграфа были закончены. На линии Николаевск - Хабаровск добавилось еще около десятка телеграфных станций в селах, возникших в конце девятнадцатого и начале двадцатого века. Связь Николаевска с Хабаровском и Владивостоком стала стабильной и не вызывала нареканий со стороны клиентов. Но настоящим камнем преткновения оставалась связь материка с Сахалином. Подводный кабель, соединивший в свое время Де-Кастри с Сахалином, проработал более-менее регулярно почти двадцать лет, но в июле 1901 г. вышел из строя. Повреждения оказались настолько серьезными, что починка его была невозможной. Экстренно принимается решение о проводке второй (обходной) линии, которая соединила бы Сахалин с Амурским телеграфом по маршруту мыс Лазарева - мыс Погиби - пост Александровский. Весной 1902 г. сформированная из ссыльно-каторжных партия в сто человек в очень сжатые сроки провела все необходимые работы, и уже 5 сентября 1902 г. строительство обходной линии было завершено. Десятиверстный кабель прошел по дну пролива Невельского от мыса Лазарева до мыса Погиби. Телеграфное сообщение материка с Сахалином было восстановлено. Но, как показало время, и этот вариант оказался не очень надежным. Почти ежегодно плавучие льды повреждали кабель на мелководьях пролива. Так, в мае 1908 г. почти весь месяц телеграммы доставлялись на шестивесельной шлюпке от мыса Лазарева до мыса Погиби и обратно, пока повреждение не было устранено. Осенью того же года связь с островом снова прерывается почти на два месяца. В декабре 1910 г. кабель вновь вышел из строя. На этот раз телеграммы доставляются на собачьих нартах по льду пролива. Все это затрудняло оперативную связь острова с материком и в конце концов остро поставило вопрос о строительстве на Сахалине радио-телефонной станции

В эти годы, с самого начала двадцатого века, одновременно ставится вопрос о проведении военного телеграфа на побережье Амурского лимана. 30 апреля 1900 г. городская Дума Николаевска принимает постановление о частичном финансировании строительства военного телеграфа по маршруту Николаевск-мыс Джаоре. Но по-настоящему военный телеграф начал функционировать в период русско-японской войны, после постройки в устье Амура оборонительных укреплений. В январе 1904 г. Николаевск-на-Амуре получил статус города- крепости 3-го класса. Перед комендантом генерал-майором Жуковым встала непростая задача: наладить с прилегающим к крепости регионом регулярную связь как телеграфную, так и телефонную (о которой расскажем в соответствующей главе). Используя подручные средства и приглашенных николаевских почтово-телеграфных чиновников, за короткое время был проведен крепостной телеграф по маршруту "штаб крепости (г.Николаевск-на-Амуре) - мыс Джаоре, штаб крепости - Залив Счастья". Принятые меры помогли удержать данные районы под наблюдением и предупредить высадку японских десантов в этих местах. После окончания русско-японской войны уже созданная к тому времени команда крепостного телеграфа заменила временную телеграфную линию по побережью Амурского лимана и продлила до побережья Татарского пролива (бухта Де-Кастри). В штате крепости появилось отдельное подразделение - "крепостной телеграф". И если в период русско-японской войны и сразу после нее это была незначительная по численности команда, которую возглавляли в основном подпоручики (Румиевский А.А., Щербякин Н.А.), то уже в 1910 г. это было отдельное подразделение, куда, помимо крепостного телеграфа и телефона, входила и военная искровая радиостанция. Общее командование этим подразделением осуществлял подполковник Языков С.С. Военный телеграф в экстремальных случаях (таежные пожары, наводнения, оползни, бегство каторжан, иностранное браконьерство в наших водах и т.д.) в спешном порядке приходил на помощь гражданскому телеграфу. Выходы военного телеграфа были установлены в городской Думе, резиденции Сахалинского губернатора и т.д.

Если говорить о гражданском (Амурском) телеграфе, то в период русско-японской войны (1904-1905 г.г.) он действовал регулярно, без особых срывов. В период первой русской революции николаевские телеграфисты поддержали Всероссийскую забастовку и, выполняя решение Хабаровского окружного стачечного комитета, выбрали свой стачком в составе почтово-телеграфных чиновников Николаевска: Доманского, Кутмана и Радькова. Николаевский стачком принял решение: работу прекратить, у аппаратов установить дежурства для приема информации от Хабаровского стачкома. В сентябре 1905 г. прибывший в Николаевск генерал-губернатор Алиев арестовал предстачкома Доманского и, используя военную силу, возобновил работу телеграфной станции. Но с 16 ноября 1905 г. забастовали все почтово-телеграфные служащие Дальнего Востока, в том числе и Николаевска. Забастовка продолжалась до нового 1906 года. И только с начала января 1906 г. снова заработали телеграфные аппараты от Николаевска до Благовещенска и далее.

После русско-японской войны и революции 1905-07 годов Нижнее Приамурье стало развиваться семимильными шагами. Наивысшего расцвета достигли рыбная, золотодобывающая промышленность, увеличился вывоз леса на экспорт, укрепились связи нижнеамурской буржуазии с Китаем, Японией, США. В числе горожан проживало немало иностранцев, которые создавали в Николаевске свои диаспоры: китайскую, корейскую, японскую, немецкую, польскую и др. В городе были открыты два иностранных консульства - японское и китайское, действовало, кроме российских, несколько крупных иностранных фирм: "Т.Д. Симада", "Т.Д. Кунст и Альберс", фирмы "Небель", "Тифонтай "Ко" и др. Николаевск становится важным культурным и экономическим центром Нижнего Приамурья и Приохотья, а с 1914 г. административным центром Сахалинской области. В 1908 г. в городе начинают издаваться сразу две городские газеты - "Амурский лиман" и "Восточное Поморье". Редакции обеих газет заключают с почтово-телеграфной конторой соглашение на срочное получение агентских телеграмм "РосТА" и зарубежных телеграфных агентств. Кроме того, обе редакции стараются завести в главных дальневосточных городах собственных корреспондентов, которые срочными телеграммами передавали бы в Николаевск самые последние важные и сенсационные сообщения. Обе газеты, особенно "Амурский лиман", в дни, когда они не выходили, старались выпускать о последних событиях в дальневосточном регионе, в стране и за рубежом "Бюллетени агентских телеграмм". Так что нижнеамурцы всегда были в курсе внутренних и международных событий.

Все эти факторы предъявляли повышенные требования к Николаевской почтово-телеграфной службе. А увеличившийся объем почтово-телеграфных услуг и планы проведения новых телеграфных линий на север Охотоморья поставили в 1910 г. вопрос о строительстве в городе отдельно друг от друга главпочтамта и телеграфной станции, оснащенной по последнему слову техники. Здание первой телеграфной станции из-за ветхости уже было разобрано. В 1911 г. на южной стороне первого проспекта (ныне улица Советская, район портовских домов) было построено современное здание главпочтамта в каменно-деревянном исполнении, где и осуществлялись все почтово-телеграфные операции. В 1913 г., после долгих споров и дебатов, городская дума передает почтово-телеграфному ведомству весьма выигрышный земельный участок в самом центре Николаевска на месте стоянки легковых извозчиков (ныне угол улиц Советской и Кантера). Двухэтажное каменное здание городской телеграфной станции с декоративными башенками, шпилями, часами, стрельчатыми окнами, если бы было построено, стало бы украшением центра Николаевска. 1 июля 1914 г. начались нулевые работы, но грянувшая через месяц мировая война перечеркнула все планы. Остался на память лишь фундамент будущего здания с подвальными помещениями, которые успели возвести за месяц стройки (в конце двадцатых годов на этом фундаменте построили деревянное одноэтажное здание Госрыбтреста. В начале тридцатых годов был надстроен второй этаж. Сейчас в нем находится промтоварный рынок. Но здание сохранилось в более-менее первозданном виде).

В годы первой мировой войны большая часть почтово-телеграфных служащих была призвана в действующую армию. Специалистов не хватало, но телеграф работал круглосуточно. Именно телеграфисты узнавали о последних событиях на фронтах и в стране. Благодаря телеграфным чиновникам, дежурившим у аппаратов в операторском зале городского телеграфа в ночь 4 марта 1917 г., жители Николаевска узнали об отречении царя Николая II. В ночь же с 26-го на 27 октября 1917 г. все города Дальнего Востока (в том числе и Николаевск-на-Амуре) получили весть о восстании в Петрограде. А 27 октября 1917 г. телеграфный аппарат, стоявший в центре операторского зала, застрекотал, застучал, поползла лента. Дежурный телеграфист торжественно зачитал всем в этот поздний час присутствующим в зале: - "Всем, всем, всем. Керенский сбежал. Красная Гвардия, солдаты, матросы штурмом взяли Зимний дворец и арестовали Временное правительство."

Нижнеамурский телеграф в годы гражданской войны
и иностранной интервенции (1918-1922 г.г.)

В январе 1918 г. в г. Николаевске и по всей Сахалинской области власть перешла в руки Советов. К этому времени возникшие в 1917 г. в области Советы действовали сначала по отдельности, но в течение года объединились в единый Совет рабочих, крестьянских, солдатских и офицерских депутатов, который в течение нескольких месяцев распространил свою власть и на город, и на всю Сахалинскую область. Большинство в Совете составили большевики, но были среди членов Совета и меньшевики, и эсеры, и максималисты, и анархисты, и беспартийные. Среди телеграфных служащих значительная часть поддерживала эсеров, но были среди них и большевики, и левые коммунисты, и анархо-коммунисты, и представители других партий. Кстати, несмотря на партийные разногласия, Амурский телеграф работал довольно стабильно: сказалось то, что в этот период весь телеграф в России был объявлен стратегическим объектом, взят под постоянную охрану и на телеграфе была введена военная дисциплина. Поэтому в 1918 г. в период первой Советской власти (январь-сентябрь 1918 года) никаких срывов в работе Амурского телеграфа не было. Более того, в этот период как в Николаевске, так и на местах оживилась работа профсоюзов почтово-телеграфных работников: проводились вечера, концерты, лотереи-аллегри и т.д. В марте, после областного съезда Советов, был избран Совнарком Сахалинской области. Среди созданных комиссариатов был областной комиссариат по связи, в обязанности которого входило руководство в области и г. Николаевске всеми видами почты и электрической связи (проводной телеграф, радиотелеграф, телефон). Намечалось строительство новых телеграфных линий, телеграфной станции в Николаевске, новых почтовых и телеграфных пунктов, школы телеграфистов и радистов и многое другое. Однако начавшаяся на Дальнем Востоке мирная жизнь была прервана.

В апреле 1918 г. с высадки японских, американских, французских и войск других стран, которая произошла во Владивостоке, началась на Дальнем Востоке иностранная военная интервенция. Получив моральную и материальную поддержку на местах, активизировались выступления противников Советской власти из граждан бывшей Российской империи. Это движение получило название "Белое", а ее воинские части - "Белая гвардия". В России и на Дальнем Востоке интервенция и гражданская война охватывали все новые территории и к концу августа 1918 года подошли непосредственно к административному центру Дальнего Востока - г. Хабаровску.

25-28 августа 1918 г. в Хабаровске прошел 5 съезд Советов Дальнего Востока. Главным вопросом съезда были политическое и международное положение Дальнего Востока, организация сопротивления оккупантам и белогвардейцам. 5 сентября 1918 г. белоказачьи отряды атамана Калмыкова подошли к Хабаровску. Последние поезда с эвакуированными красногвардейцами, советскими работниками, их семьями под артиллерийским обстрелом пробивались по амурскому мосту на левый берег Амура. В эти же часы в здании Дальсовнаркома состоялся последний разговор по Амурскому телеграфу с Николаевском. Из Хабаровска сообщили о сдаче города белоказакам, были даны общие указания и рекомендации по переходу к партизанской борьбе. Это была последняя регулярная связь по Амурскому телеграфу с Николаевском. После этого разговора Советская власть продержалась на Нижнем Амуре еще три дня. 9 сентября 1918 г. японский морской десант, прибывший со стороны моря на дивизионе миноносцев (командующий контр-адмирал Тикодаро), высаживается в Николаевске и в Чныррахе и захватывает все важнейшие пункты - крепость, район гарнизона, почту, обе радиостанции, телеграф, порт и т.д. Работа николаевского телеграфа была взята японцами под свой контроль. В помещении телеграфной станции, в операторском, операционном зале постоянно находились японские наблюдатели и часовые. Каждая отправляемая или получаемая телеграмма просматривалась японским военным переводчиком и офицерами, и только после этого принималось решение - передавать телеграмму адресату или просто уничтожить ее. В эти же дни 2-й дивизион японских миноносцев (командир - капитан Ямомото) двигался вверх по Амуру - в Хабаровск. Миноносцы останавливались у каждого села, где находилась телеграфная станция или пункт, брали работу телеграфа под свой контроль и оставляли на местах свои посты. Там, где телеграфные столбы были повалены или связь отсутствовала из-за повреждений, японцы сгоняли местное население и силой заставляли ставить новые столбы, натягивать провода, исправлять разные повреждения. К концу сентября связь Амурского телеграфа по маршруту Николаевск-Хабаровск была восстановлена, но на всем своем протяжении она находилась под контролем японских оккупационных войск.

Проходит всего несколько месяцев, и пламя партизанской борьбы охватывает все Нижнее Приамурье от Хабаровска до Николаевска. Партизаны занимают ряд сел (Малмыж, Анастасьевка и др.), обстреливают проходящие вверх и вниз по Амуру пароходы и даже военные японские суда, прерывают телеграфную связь, нападают на японские и колчаковские гарнизоны в приамурских селах. А после Анастасьевской конференции (ноябрь 1919 г.), на которой присутствовали представители приамурских партизанских отрядов и местных подпольных партийных организаций, был создан единый штаб по руководству партизанскими отрядами на Нижнем и Среднем Амуре. Вниз по Амуру для освобождения Николаевска направляется несколько партизанских отрядов (Мизина, Тряпицына, Бессонова и др.) Пройдя быстрым рейдом путь до Николаевска, проведя ряд успешных операций, к январю 1920 г. это уже была настоящая армия с командами лыжников, пулеметчиков, артиллеристов, кавалеристов и т.д. 29 февраля 1920 Николаевск был освобожден, и на всем протяжении Нижнего Амура установилась Советская власть. На протяжении от Николаевска до Хабаровска и далее на Благовещенск Амурский телеграф был вновь восстановлен и задействован. Все телеграфисты, по законам военного времени, были мобилизованы и приписаны к определенным пунктам и телеграфным станциям. Несмотря на различную партийную принадлежность (среди телеграфистов были и большевики, и эсеры, и максималисты, и анархисты, и левые коммунисты и т.д.), телеграфные служащие перед лицом общего врага свои обязанности выполняли вполне добросовестно.

Главные сообщения (был еще и радиотелеграф) между Николаевском и Хабаровском шли всё так же по Амурскому телеграфу. Партизанский штаб в Николаевске разрешил командиру японского гарнизона в городе майору Исикава пользоваться телеграфом в любое время суток. Было отправлено со стороны японцев и, соответственно, получено несколько десятков зашифрованных телеграмм. Возможно, что в одной из этих шифрованных телеграмм майор Исикава получил приказ о выступлении против партизан. В ночь с 11 на 12 марта 1920 г. японцы внезапно выступили против партизан по всему городу. 4 дня шел бой. К 16 марта с японским выступлением было покончено. Благодаря Амурскому телеграфу и Николаевской радиостанции, не только Москва и власти ДВР узнали об этом коварном ударе в спину нижнеамурских партизан со стороны японской военщины и его разгроме, но и вся мировая общественность оказалась в курсе николаевских событий.

И все-таки дни "николаевской коммуны" были сочтены. Еще два месяца Николаевский штаб посылал по Амурскому телеграфу в Хабаровск, приамурские села, где стояли партизаны, свои директивы, распоряжения, отчеты и запросы. Но с началом весенней навигации по Амуру в мае 1920 г. связь прекратилась. А приложила к этому свою руку японская военщина. В мае 1920 г., сразу за льдом, из Хабаровска в Николаевск направилась вниз по Амуру японская флотилия из трех канонерских лодок, нескольких пароходов и барж с десантом. На своем пути флотилия останавливалась у всех более-менее крупных населенных пунктах на берегах Амура. В этот раз японские военные всюду тщательно уничтожали телеграфную связь. Столбы спиливались, изоляторы разбивались, провода разрезались на мелкие куски. В помещениях почтово-телеграфных отделений электробатареи разбивались вдребезги, аппаратура забиралась на японские корабли. Таким методом были разграблены Вятская, Троицкая, Малмыжская, Вознесенская, Верхне- и Нижне-Тамбовская, Сухановская и другие телеграфные станции. Особенно большой ущерб был нанесен Амурскому телеграфу при подходе к Николаевску, где на протяжении 158 километров от телеграфа не осталось практически ничего. Но самый главный ущерб Амурский телеграф понес в самом городе Николаевске, когда тряпицынский штаб принял преступное решение об уничтожении города. Специальные команды обливали деревянные дома керосином и поджигали их, каменные здания взрывались.

1-го июня 1920 г. все здания почтово-телеграфного ведомства (главпочтамт, телеграфная и телефонные станции, служебные и технические постройки, почтово-телеграфная пристань и т.д.) были взорваны и сожжены. 1-го июня 1920 г. с лица земли исчез самый старый город Приамурья и вместе с ним прекратил свое существование Амурский телеграф.

Почта и телеграфъ.

 

Вот что осталось от телеграфной станции 1 июня 1920 г.

 

Так же, до основания, был уничтожен и крепостной телеграф.


       Фотография моего прадеда Ильи Арефьевича Черепанова с женой Ириной Максимовной и недавно родившейся дочерью (моей бабушкой). Фотография сделана в Александровске Сахалинском в 1907 году. Илья Арефьевич был телеграфистом. Работал в Александровске, в Виахту, в Николаевске на Амуре. Погиб в "Николаевские" события в 1920 году, успев отправить семью из города. Они бежали на Сахалин.

    Справка полученная позже моей прабабкой Ириной Максимовной, подтверждающая, что она преподавала до 1920 года в Николаевске-на-Амуре.
Бабушка там успела закончить 4 класса гимназии.


          1-го октября 1922 г. Северная экспедиция прибыла в Николаевск. На следующий день военными частями ДВР было произведено официальное занятие города. 3-го октября в городе была установлена власть Дальневосточной Республики. А восстановители телеграфа трудились не покладая рук. В уцелевшем здании Николаевской ремесленной школы была выделена комната под телеграфную аппаратуру, подвели линию, провели опробование аппаратуры. 5 октября 1922 г. линия от Хабаровска до Николаевска вновь заработала. Первая телеграмма была поздравительная: жителей города и бойцов НРА ДВР поздравил с освобождением Николаевска военный комиссар войск Хаба-ровского тылового района И. Цыпылов, который в 1918 году был членом Николаевского (Сахалинского) Совета депутатов. Через несколько дней наступила очередь приема и частных телеграмм. 31 октября 1922 г. из Николаевска была отправлена первая телеграмма в освобожденный Владивосток. Через несколько дней подключились и другие города Приморья. А 7 ноября 1922 г. Амурский телеграф заработал на всем своем протяжении.

http://www.nikol.ru/birthday/birthday.htm

 

 

Comments

( 1 комментарий — Оставить комментарий )
taiohara
17 мар, 2010 16:31 (UTC)
из книги В.Дорошевича "Каторга"
"Жизнь сахалинских служащих - жизнь унылая, серая, однообразная.

Все их ежедневное общение с миром состоит в получении телеграмм "Российского телеграфного агентства". Телеграммы имеются ежедневно за исключением, конечно, тех случаев, когда телеграф испорчен. А это случается часто и подолгу. Тогда сахалинские служащие чувствуют себя окончательно отрезанными от всего мира и, по их словам, чувствуют тогда гнетущую, давящую, ноющую тоску.
- Словно заперли умирать в каземат, и никто не услышит ни крика, ни вопля, ни стона, - как говорила мне одна из сахалинских дам.
Телеграммы, этот последний нерв, соединяющий "мертвый остров" с живым миром, получаются служащими в складчину и в посту Александровском печатаются в казенной типографии."
( 1 комментарий — Оставить комментарий )