?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

  

Чтобы показать, как исчезла у нас уникальная, одна из лучших в мире порода ездовых собак помещаю отрывок из книги Кантаровича  "Сахалинские очерки" 1932 года:

"Революция в быту только тогда может расчитыватьна успех, когда она опирается на революцию в экономике. Хозяйственная деятельность гиляка до советизации острова заключалась в летнем лове рыбы (одних лососёвых пород), и заготовке её в прок для себя и собак и в зимней охоте на пушного зверя. К этому присоединялся доход от каюрства (извоза) на собаках.
 Кета и горбуша - экспортная рыба, имеющая огромную ценность. Скармливать её собакам в виде юколы - хозяйственное преступление. Собака съедает двести рыбин в год. (выделено мною) На Сахалине перепись обнаружила две тысячи взрослых собак; эта свора пожирает около трёх четвертей миллиона экспортных рыбин. Это составляет примерно 4 тысячи тонн рыбы, которые отнимаются от нашего экспорта и в то же время выпадают из дохода гиляков. Доход от каюрства на собаках не может компенсировать этих убытков. Но собаки - коренная особенность гиляцкого быта. С ними гиляки расстаются  очень неохотно. Борьба с "собачим уклоном" гиляцкого хозяйства ведётся неумело."

 Гиляков стали сбивать в артели, давать им план по вылову рыбы, приучать их к лошадям, переселять из чумов в дома.

    Ну и, опять же, не обошлось без попыток "улучшения" породы - попытка "слить" все породы дальневосточных лаек в одну (Мичуринцы-Лысенковцы - блин!). Привожу опять же цитату:

   

Свыше десяти лет назад был принят и официально утвержден стандарт так называемой восточносибирской лайки.
В основу этого стандарта было положено утверждение о том, что существующие на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири отродья лаек: амурское, эвенкийское, эвенское (ламутское) и прочие - слились и образовали эту, так называемую, восточносибирскую лайку.

Мы, охотники и охотоведы, кинологи, живущие на Дальнем Востоке, с недоумением спрашивали себя: как же это мы не заметили процесса слияния всех наших отродий в одно?
Проанализировав все происшедшее, мы убедились, что все наши отродья остались на месте: амурская лайка на Амуре, тунгусская (эвенкийская) на севере Приамурья, ламутская (эвенская) на Камчатке.
Ясно, что кто-то всю нашу работу поставил в нелепейшее положение.
Восточносибирской лайки как реально существующей породы нет и не было. Только профан в лайководстве Дальнего Востока мог бы сделать предложение о том, чтобы слить легкую борзоватую эвенскую лайку с амурской, и т. д. Это значило бы испортить обе породы.

И вот мы, старые охотники и охотоведы Дальнего Востока, стали перед вопросом: как же быть?
Ведь восточносибирской лайки нет в реальности, но она признана, значит на бумаге существует. Наши же ценные, каждая в своем роде и на своем месте, лайки существуют реально, но официально они объявлены несуществующими.

Можно ли при создавшемся положении вести племенную работу с местными дальневосточными лайками? Кто несет ответственность за то, что свыше 10 лет на Дальнем Востоке нет настоящей племенной работы, что она стоит упершись в эту выдуманную "породу".

В течение 10 лет я неоднократно ставил перед Главохотой РСФСР вопрос о тупике, в который завел лайководство Дальнего Востока "слиятельный стандарт", но ответа по существу не получил. Были только одни формальные отписки.
А ведь нам, людям, проведшим весь свой век в тайге, совершенно ясно: если лаек слили воедино, создав в 1948 году породоописание восточносибирской лайки, и в приамбуле объяснили ее происхождение, как результат смешения амурской, эвенской, эвенкийской и прочих отродий, то это не значит, что в натуре нет этих пород, что они исчезли с лица земли.

Ведь от Енисея до Тихого океана свыше пяти тысяч километров территории, населенной различными народностями, обладающими разным хозяйственным укладом, различными приемами охоты и различно сложившимися породами лаек, с различным их экстерьером и рабочими качествами. Надо быть совершенно оторванным от реальной действительности, чтобы утверждать все то, что утверждают в стандарте в отношении искусственно созданной восточносибирской лайки. Как, например, можно утверждать, что лайка охотников, живущих на Камчатке, уже слилась с амурской лайкой?
Даже эвенки, живущие по побережью Охотского моря, на Амуре бывают очень редко, да и то без своих оленей и без собак. Поэтому и при большой натяжке нельзя допускать смешение эвенкийских лаек с амурскими.
Кроме того, лайки оленеводов отличаются легкостью склада, борзоватостью, паратым аллюром. Все транспортные работы у этих народностей выполняются на оленях, а собаки у них только охотничьи-зверовые. Наоборот, народности, обитающие в Приамурье, оленей не имеют, и все транспортные работы у них выполняются собаками.
Амурские лайки отличаются массивностью склада, пешим аллюром. Работают они главным образом по крупному зверю: лосю, кабану, медведю. В пушном промысле они применяются сравнительно редко, так как рыхлый и глубокий снеговой покров в темнохвойной тайге препятствует этому. Наоборот, прибитый ветрами плотный снежный покров "светлой" лиственничной тайги, в которой кочуют оленеводы, способствует передвижению легких эвенкийских лаек. Искусственное скрещивание амурской лайки с собаками оленеводов в силу их различной приспособленности к условиям снежного покрова рекомендовать нельзя, ибо оно не жизненно, практически вредно.

Меня, однако, удивляют не составители надуманных "стандартов", а та наша кинологическая общественность, которая идет за ними. Ведь, кроме вреда от того, что существует стандарт несуществующей восточносибирской лайки, а существующие реальные породы лаек признаны "не существующими", ничего не получается. Раз амурской, ламутской и тунгусской лаек не существует, то и работы с ними не ведется.

В свою очередь, работать с восточносибирской лайкой тоже невозможно, ибо в действительности ее нет, она надумана.

Как наша кинологическая общественность может мириться с этим? Если бы в коневодстве кем-либо было предложено слить воедино стандарты английской скаковой лошади, орловского рысака и воронежского битюга, то его, несомненно, признали бы ненормальным. Почему же аналогичное слияние стандартов, различных по экстерьеру, рабочим качествам и, возможно, различных по своему происхождению отродий лаек, до сих пор признается у нас? Например, амурская и камчатская лайки по строению своего черепа могут быть по происхождению отнесены к собаке каменного века, а эвенская (ламутская) по строению черепа близка к ископаемой собаке. "

К. Г. Абрамов


 фотография гиляцкой упряжки сделанная на севере Сахалина в 1906 году


    То же самое с исчезновением ездовых пород происходит и на Чукотке:

"К сожалению, численность ездовых собак падает с каждым годом. В окружном центре Чукотки, городе Анадыре, вы не найдете уже ни одной упряжки, а в старинном селе Маркове, которому более трех веков, осталось несколько неполных (по 5-6 собак) упряжек, хотя в 30-е годы их было 22, т. е. около 300 прекрасных ездовых псов. Появившаяся техника тоже значительно потеснила собачьи упряжки, но не в ней главная угроза существованию ездовых собак.

Сейчас на Чукотке не только уменьшается их популяция, но и, что самое страшное, резко падает породность. По мере освоения Севера появилось много различных собак, бесконтрольное размножение которых вызвало появление самых разных метисов и значительно подпортило породу ездовых. Ведь почти всех работающих ездовых кобелей кастрируют, поэтому нередко случалось так, что папашами становились беспородные собаки. И сейчас беспородных, бездомных, одичавших животных можно встретить в самых отдаленных местах, а бороться с ними очень сложно. В некоторых селах осталось всего по несколько десятков чистокровных ездовых лаек; ситуация становится с каждым днем все тревожней, и не только на Чукотке. 

  На Камчатке, например, сокращение числа ездовых собак было вызвано и тем, что местное население кормило их в основном рыбой, а из-за значительного сокращения добычи лососевых пищи собакам не хватало, и содержать упряжку стало трудно.

Кроме того, в нашей истории были времена, когда ездовых собак просто уничтожали. Ительменка Клавдия Халоймова вспоминает: "В тридцатые годы решили, что Советская власть даст всем машины, а поэтому собаки больше не нужны. Вбили в тундре колья, привязали к ним упряжки и расстреляли всех собак. Тундра вся звенела от собачьего визга".

Практически уже нет ездовых собак у нивхов острова Сахалин. Таких горьких примеров достаточно. Введение налога тоже отрицательно сказалось на возможности содержания собачьих упряжек."

 

 


Comments

( 1 комментарий — Оставить комментарий )
tikk
8 янв, 2010 11:19 (UTC)
Кошмар.
( 1 комментарий — Оставить комментарий )