?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Mag_ja050-5-02


" Меня ... занимает одна легенда ... Не помню, вычитал ли я ее откуда или слышал, но легенда какая-то странная, ни с чем не сообразная. Начать с того, что она не отличается ясностью. Тысячу лет тому назад какой-то монах, одетый в черное, шел по пустыне, где-то в Сирии или Аравии... За несколько миль от того места, где он шел, рыбаки видели другого черного монаха, который медленно двигался по поверхности озера. Этот второй монах был мираж. Теперь забудьте все законы оптики, которых легенда, кажется, не признает, и слушайте дальше. От миража получился другой мираж, потом от другого третий, так что образ черного монаха стал без конца передаваться из одного слоя атмосферы в другой." А.П.Чехов «Черный монах»

Образ Ощепкова также окутан легендами, которые множатся как миражи.
Здесь предпринята попытка рассказать об этом человеке.

Выражаю особую благодарность Александру Куланову - журналисту, исследователю, много сделавшему в поисках подлинных материалов по жизни Василия Ощепкова.

  «...Я командирован нашей армией на опасную и важную для Родины работу. На эту работу может встать человек, прежде всего глубоко любящий свою Родину и ненавидящий вечного и хитрого врага России. Я истинный русский патриот, воспитанный хотя и не в русской школе. Но эта школа научила меня любить прежде всего свой народ и Россию. Я воспитывался на средства русской армии, чтобы посвятить себя вечному служению Родине, что и делаю с 1914 года».
В.Ощепков

«...Ощепков - уроженец города Александровска на Сахалине. Родители его из крестьян, отец кроме крестьянской работы занимался еще и столярным ремеслом, имел небольшую мастерскую. В 1904 году отец умер. Спустя два года умерла и мать, оставив В.С. 14-летним подростком, который был отдан опекуну. В 1908 году был отправлен в Японию для изучения японского языка сначала на деньги опекуна, а впоследствии был взят на иждивение штаба Заамурского округа. Учился Ощепков в духовной семинарии до 1914 года, и по окончании школы был отправлен в Харбин, где работал в штабе Заамурского округа до первой половины 1916 года, после чего переведен на разведывательную работу в Разведывательный отдел штаба Приамурского военного округа, где пробыл полгода и периодически был посылаем в Японию. Служил Ощепков в Р.О. штаба Приамурского военного округа до 1917 года, то есть до расформирования. С приходом во Владивосток японских интервентов Ощепков поступил переводчиком в японское Управление военных сообщений, где служил до начала 1921 года. В 1920 году Ощепков впервые начал работать как секретный сотрудник в Осведотделе Р.К.П. и зарекомендовал себя как способный, смелый работник. Уволился Ощепков из Управления военных сообщений в начале 1921 года, имел контору по переводам, но, не довольствуясь скудным заработком, принужден был в середине 1921 года уехать на Сахалин с мыслью создать кинематографический театр, что ему и удалось. ...Хорошо развит физически, а потому имеет большое стремление к спорту и как борец не безызвестен в Японии, кажется, имеет первый приз за борьбу, имеет большую склонность к разведработе, на которой довольно изобретателен и смел... С людьми общителен и быстро завоевывает расположение. Как качество Ощепкова нужно указать на его правдивость и честность. Конечным своим стремлением Ощепков ставит изучение Японии в военно-бытовом, политическом и экономическом отношениях. В совершенстве владеет японским языком. Слегка знает английский и только пишет по-китайски.
Завагентурой «Аркадий». Из характеристики В.Ощепкова, написанной 26.1.1924.

              Запись в метрической книге Александровской Покровской церкви накануне нового 1893 года гласит: «31 декабря было совершено таинство крещения незаконнорожденного Василия. Мать ребенка - каторжная Александровской тюрьмы Мария Семеновна Ощепкова, православного вероисповедания». Родился мальчик на Рождество 25 декабря 1892 года (7 января 1893 года по новому стилю). При крещении Василия присутствовали «старший писарь Управления войска острова Сахалин Георгий Павлович Смирнов и дочь надворного советника Якова Наумовича Иванова девица Пелагея Яковлевна». Отец не записан, так как находящиеся под судом официально не венчались и их брак считался не зарегистрированным.

В каторжанским деле есть описание внешности матери Василия: "Рост - 2 аршина, 6 вершков (около 169 см. - прим. автора). Лицо - чистое, широкое. Глаза - карие. Волосы - русые. Нос - длинный. Рот - большой. Подбородок - круглый. Зубы - все". Родилась она в 1850 году в Воробьевской волости Оханского уезда Пермской губернии. Там же вышла замуж и родила дочь Агафью. После смерти мужа осталась без средств к существованию. Безнадежность толкнула ее на преступление, которое решением Екатеринбургского суда было оценено "лишением всех прав состояния и ссылке в каторжные работы на заводы на 17,5 лет". Далее следовал побег и - "наказание 60-ю ударами плетью и продлению срока каторжных работ еще на 15 лет".
Телесное наказание над осужденной должно было быть приведено в исполнение на месте ее ссылки, что и произошло 23 сентября 1890 года в посту Александровском, куда она была доставлена из Одессы на пароходе общества Добровольного флота

Ощепковой повезло, в жёны её определили к Сергею Захаровичу Плисаку, имевшему небольшую столярную мастерскую в Александровске. Позже их семья приобрела два дома: на Александровской улице №11 и на Кирпичной без номера

В 7 лет Васю удалось устроить в реальное училище. Занятия там проходили "с 20 октября по 15 мая". Среди учебных предметов в этом училище была и гимнастика. Не там ли Василий привил к себе любовь к спортивным занятиям?

реальное училище почта

Вид на реальное училище Александровска - двухэтажное здание в центре

В 1901 году каторжанка Ощепкова была переведена в разряд "ссыльнопоселенцев". Казалось, что в дальнейшем с обретением новых прав семье будет полегче, но в 1902 году умер Сергей Захарович (на тот момент Василию 9 лет), а в 1904  - сама Мария Семеновна. В документах архивного фонда церквей о. Сахалин имеются сведения о том, что "Ощепкова Мария умерла в селении Рыковском 24.04.1904 в возрасте 54 года. Причиной смерти явилось заболевание - рак почек и туберкулез пузыря. Погребение совершил священник Александр Винокуров 27.04.1904 на Рыковском сельском кладбище".

Тринадцатилетний Василий остался круглым сиротой... Мальчишка, оставшийся без родителей и оказавшийся в среде каторжников, казалось, должен был впитать в себя нравы каторжного острова. Судьба же Василия Ощепкова сложилась иначе. Родители оставили сыну какое-никакое наследство: два дома, хозяйство, мастерскую и т.д. Распорядителем оставшегося наследства стал дядя Василия Емельян Владыко (так, когда мальчик уже учился в Японии, Емельян высылал Ощепкову часть средств, полученных от сдачи в наем имущества). Кроме дяди-опекуна за Василием приглядывали и его крёстные (имеются сведения о финансовой поддержке Пелагеей Яковлевной Ивановой обучающегося крестника).

Сахалин оказался в это время в эпицентре крупных событий.

Русско-японская война, на своем заключительном этапе в 1905 году пришедшая на остров Сахалин, прервала не только мирное развитие региона, но и круто повернула жизнь сахалинцев. В июле остров был полностью захвачен противником. Японские оккупационные власти местному населению предоставили выбор: или отправиться на судах на материк, или остаться на острове, при этом предупредили, что « не заявившие до 7 августа о выезде будут обложены податью» (РГИАДВ.Ф.702.Оп.5.Д. 638. Л.10 об.-11.) После этого остаться в п. Александровском пожелали немногие. Но после сбежавшего Ляпунова на Сахалин был назначен новый прогрессивный военный губернатор, много сделавший для развития острова — Аркадий Михайлович Валуев. Именно он впоследствии заведовал штабом амурского округа, финансировавшего учёбу Васи Охлопкова в престижной Токийской духовной семинарии. Отмечу так же, что крёстный Василия служил старшим писарем Управления войска острова Сахалин. Возможно через него парень и попал в поле зрения Валуева.

Для большинства сахалинцев Япония тех лет не была закрытой страной. Люди свободного состояния, а иногда и ссыльнопоселенцы с деньгами, бывали в стране часто, некоторые даже чаще чем во Владивостоке. Сахалинские чиновники и члены их семей выезжали на материк в отпуск на судах Добровольного флота, следующих через Японию. Они видели, как быстро Япония после длительного периода самоизоляции подтягивается к уровню развитых капиталистических стран.

Это время и активной просвещенческой деятельности в Японии православного архиепископа Николая Японского (в миру Ивана Дмитриевича Касаткина 1836-1912 гг., ныне канонизированного равноапостольного Николаи-До) В результате полувека апостольского служения Николая в Стране восходящего солнца было крещено 33 тысячи православных мирян. Сам епископ завоевал беспримерное уважение среди японцев, а построенный им в Токио храм стал одной из достопримечательностей восточной столицы. Любимым детищем святителя была семинария для подготовки церковнослужителей из местного населения. Сюда, учиться вместе с японскими мальчиками, был в 1908 году прислан сахалинский сирота Василий Ощепков.


В Токийской семинарии. Василий - третий слева в третьем ряду. В центре - архиепископ Николай Японский

В семинарии помимо основных дисциплин преподавали дзюдо, за двадцать лет до этого созданное знаменитым мастером Дзигаро Кано. Сообразительный и ловкий ученик настолько понравился преподавателю, что он привел его на вступительные экзамены в Кодокан, главную школу дзюдо.
Дзигаро Кано

В архивах токийского Кодокана до сих пор хранятся документы, подтверждающие факт поступления туда Василия Ощепкова 29 октября 1911 г. А уже в 1913 году в японском журнале появилась заметка, в которой говорилось, что "русский медведь добился своего и получил мастерский разряд". Черный пояс Василию Ощепкову повязал сам Дзигаро Кано. Чтобы добиться этого, претендент должен был не сходя с татами выиграть три схватки подряд у обладателей черных поясов! То, в каких условиях приходилось русскому семинаристу осваивать тайны японской борьбы, убедительно описал М. Лукашев: «...Даже в наши дни японские специалисты считают, что практикуемая в Японии тренировка дзюдоистов непосильна для европейцев. Тогда же система обучения была особенно жестокой и совершенно безжалостной. К тому же это было время, когда еще чувствовались отзвуки недавней русско-японской войны, и русского парня особенно охотно выбирали в качестве партнера. В нем видели не условно-спортивного, а реального противника...» Позднее, в 1917 году, Василий вновь побывал в Кодокане и получил следующую мастерскую степень - второй дан. Он был первым русским и четвертым европейцем в истории, кто был удостоен черного пояса...

Одним из уроков русско-японской войны для российской императорской армии стал тот, что японская военная разведка на Дальнем Востоке безоговорочно переиграла российскую, находящуюся в те годы в «зачаточном» состоянии. Русские офицеры поражались точности трофейных секретных карт, чего не было даже в русской армии, оснащенности современной техникой японских диверсантов, подробной информированности врага о штабных планах русских... Поражение русской армии в войне с Японией в 1905 году было воспринято прогрессивной общественностью России как национальный позор. Были проанализированы все причины, которые привели к столь печальному исходу. В том числе касавшиеся разведки. Их в 1910 году подробно проанализировал полковник русского Генерального штаба П.И. Изместьев. Он издал брошюру, которую назвал «О нашей тайной разведке в минувшую кампанию». Обобщая причины неэффективности разведки, полковник Изместьев писал, что неудовлетворительная работа разведчиков во время русско-японской войны объяснялась:
     «...1) Отсутствием работы мирного времени как в создании сети агентов-резидентов, так и в подготовке лиц, могущих выполнять функции лазутчиков-ходоков;
 2) Отсутствием твердой руководящей идеи в работе разведывательных органов во время самой войны;

3) Полной зависимостью лиц, ведавших разведкой, от китайцев-переводчиков, не подготовленных к такой работе;
4) Отсутствием образованных военных драгоманов (переводчиков- прим. Г.С.);
5) Пренебрежением к военной скрытости и секрету...
  
 Таким образом, заключал автор, лица, которые стараются доказать, что мы жалели денег, глубоко заблуждаются. Да, впрочем, отчасти они правы: мы жалели денег, но только не во время войны, а до войны...».


       На высоком уровне было принято решение о выделении дополнительных средств на подбор и подготовку специалистов, без которых, как показала русско-японская война, разведка слепа.    Не без указаний из Петербурга начальник разведывательного отдела штаба Приамурского военного округа капитан Генерального штаба Ипполит Викторович Свирчевский разработал проект "Положения о школе разведчиков Приамурского военного округа", в котором писал: "Минувшая кампания 1904-1905 годов показала, какую громадную пользу может принести тайная разведка, организованная заблаговременно и прочно... Система японского шпионства, широко задуманная и осторожно, но твердо проведенная в жизнь, дала им возможность еще до войны изучить нас, как своего противника. ...Безусловно, необходимо, пользуясь временем, находящимся пока в нашем распоряжении, безотлагательно приступить к созданию кадра преданных нам людей, достаточно развитых и с известным объемом знаний, необходимых им при выполнении специальных задач шпионства в самом широком значении этого слова".

Тот же Свирчевский предложил сделать воспитанниками Школы детей-сирот.

Поэтому штабом Забайкальского военного округа и были выделены денежные средства для обучения в Японии русских подростков, перед которыми ставились следующие цели: "Первое. Как можно более полное и подробное изучение государств Востока; Второе. Твердое знание свободной разговорной речи, английского, китайского и японского языков; Третье. Практические специальные знания: а) чертежное искусство; б) ремесла; в) телеграфное дело; г) железнодорожное дело в том объеме, который даст возможность определить при разведке технические данные устройства дороги; д) некоторые отделы курсов топографии, тактики, администрации, фортификации; е) хотя бы самые общие сведения об устройстве и организации военных флотов".
Официально ребята отправлялись на учебу в духовную семинарию Российской православной миссии в Киото.
Сейчас уже сложно установить, как в числе семи подростков, направленных в Японию, оказался и Вася Ощепков (возможно посодействовал Валуев) Остальные будущие контрразведчики были детьми отцов, которые погибли в ходе недавней войны. Согласно "легенде" сироты за счет благотворительных взносов должны были получить в Японии качественное образование.
Самое главное, что в сентябре 1907 года Василий оказался в Токио. Учеба в духовной семинарии была весьма трудной. Достаточно перечислить предметы, которые приходилось изучать семинаристам: "география и история Японии и Дальнего Востока, литература и теория словесности, грамматика, чтение писем, перевод газетных статей, написание сочинений, иероглифическая каллиграфия японская и китайская. Да плюс к этому богословские дисциплины, русский язык, литература, всеобщая история".
Василий проявил к учению блестящие способности, ибо в его свидетельстве об окончании семинарии пестрят оценки "отлично хорошо" и "очень хорошо".
Василий стал в Японии одним из лучших учеников.

в Токийском Кодакане. Василий в третьем ряду третий слева.


продолжение следует....

Comments

( 1 комментарий — Оставить комментарий )
combat22
18 сент, 2010 19:21 (UTC)
Интересно!
( 1 комментарий — Оставить комментарий )