toihara (toihara) wrote in sakhalin_war,
toihara
toihara
sakhalin_war

Category:

разведчик под кличкой "монах"

Продолжение  предыдущих постов

Предыдущие посты здесь: http://sakhalin-war.livejournal.com/51544.html

В Москве Василий Сергеевич встретил овдовевшую, как и он сам, женщину, Анну Ивановну Казембек. Два этих уже зрелых, много переживших человека, создали добрую благополучную семью. Дочь Анны Ивановны, Дина Николаевна, вспоминала о доброжелательном отчиме, который относился к ней, как к родной дочери. Ощепков, живший в общежитии при Центральном Доме Красной Армии, перебрался к жене на Страстную, ныне Пушкинскую, площадь. В последствие Ощепков получил комнату в коммунальной квартире дома №6 по Дегтярному переулку.

Летом 1937 года В. С. Ощепкову удалось добиться открытия специализации по дзюдо в организованной при Инфизкульте Высшей школе тренеров.

В 1937 г. он работал над книгой, излагая в ней богатейший результат своей долголетней творческой деятельности. Однако закончить этот капитальный труд, который стал делом всей его жизни, так и не довелось.

Тучи сгущались.

Для многих разведчиков, действовавших в 1922-1935 годах за рубежом, настали черные дни. Были арестованы Я.К. Берзин, С.П. Урицкий, К.Х. Салнынь, И.А. Ринк, К.Ю. Янель и многие другие, имевшие в своих служебных автобиографиях записи о работе в Японии или других государствах.

В 1937 дзюдо как система, вышедшая из капиталистической Японии, была исключена из учебных планов институтов и техникумов физкультуры.

29 сентября 1937 Лубянка выпустила постановление: «Ощепков Василий Сергеевич достаточно изобличается в том, что, проживая в СССР, занимается шпионажем в пользу Японии... Гражданина Ощепкова привлечь в качестве обвиняемого по ст. 58 п. 6. Мерой пресечения способов уклонения от следствия и суда избрать содержание под стражей».

В ночь с первого на второе октября 1937 Ощепков был арестован. В качестве доказательств его японского шпионажа был приобщён к делу японский штык, который Василий лет за двадцать до этого вывез из Страны восходящего солнца в качестве сувенира.

через 10 дней Василий Сергеевич умер. Всё что накопилось за долгие годы: смертельная японская угроза, неизменно висевшая над ним на протяжении всех долгих 8 лет зарубежной  разведывательной работы, «теплая благодарность» начальства, сорвавшего эту успешную работу и всеми силами старавшегося отправить его гнить в подвалах ОГПУ, смертью горячо любимой женщины, происки завистников, чувство тревоги последних лет - невыносимо тяжким многолетним грузом давило на нервы так, что его сердце не выдержало. Этот замечательный человек и выдающийся специалист погиб в расцвете творческих сил, всего 44 лет, не завершив  множества полезнейших и больших дел.

камера в Бутырской тюрьме, где умер Ощепков




Его следственное дело за номером 2641 не хранит ни одного протокола допроса. В деле сказано, что 10 октября 1937 года в 19 часов арестованный Василий Сергеевич Ощепков умер в Бутырской тюрьме от приступа стенокардии, или, как писали тогда, грудной жабы. Но, в то же время, его жене еще полтора года говорили, что он жив, и бедная женщина продолжала носить своему мужу передачи.



Что явилось непосредственной причиной ареста?

В деле Ощепкова не сохранилось на этот счёт конкретных документов.
Можно только предполагать.


20 сентября 1937г. выходит приказ Наркома внутренних дел СССР №00593 имеющий отношение и к судьбе В. С. Ощепкова.

«Органами НКВД учтено до 25.000 человек, так называемых «харбинцев» (бывшие служащие Китайско-Восточной железной дороги и реэмигранты из Манчжоу-Го), осевших на железнодорожном транспорте и в промышленности Союза.

Учетные агентурно-оперативные материалы показывают, что выехавшие в СССР харбинцы, в подавляющем большинстве, состоят из бывших белых офицеров, полицейских, жандармов, участников различных эмигрантских шпионско-фашистских организаций и т.п. В подавляющем большинстве они являются агентурой японской разведки, которая на протяжении ряда лет направляла их в Советский Союз для террористической, диверсионной и шпионской деятельности».

«ПРИКАЗЫВАЮ:

1. С 1-го октября 1937г. приступить к широкой операции по ликвидации диверсионно-шпионских и террористических кадров харбинцев на транспорте и в промышленности.

2. Аресту подлежат все харбинцы:
б) бывшие белые, реэмигранты, как эмигрировавшие в годы гражданской войны, так и военнослужащие разных белых формирований;
в) бывшие члены антисоветских политических партий (эсеры, меньшевики и др.);

3. Аресты произвести в две очереди:
а) в первую очередь, арестовать всех харбинцев, работающих в НКВД, служащих в Красной армии, на железнодорожном и водном транспорте, в гражданском и воздушном флоте, на военных заводах, в оборонных цехах всех других заводов, в электросиловом хозяйстве всех промпредприятий, на газовых и нефтеперегонных заводах, в химической промышленности; ...

5. Следствие по делам арестованных харбинцев развернуть с таким расчетом, чтобы в кратчайший срок полностью разоблачить всех участников диверсионно-шпионских и террористических организаций и групп.

6. Всех арестованных харбинцев разбить на две категории:
а) к первой категории — отнести всех харбинцев, изобличенных в диверсионно-шпионской, террористической, вредительской и антисоветской деятельности, которые подлежат расстрелу,
б) ко второй категории — всех остальных, менее активных харбинцев, подлежащих заключению в тюрьмы и лагеря сроком от 8 до 10 лет.

8. После утверждения списков НКВД СССР и прокурором Союза приговор приводить в исполнение — НЕМЕДЛЕННО.

11. Операцию закончить к 25 декабря 1937 года.

12. В отношении семей репрессируемых харбинцев руководствоваться моим приказом №00486 от 15 августа 1937 года.

Народный Комиссар Внутренних Дел СССР — Генеральный Комиссар Государственной Безопасности Н. И. ЕЖОВ»

А в личном деле Василия Ощепкова, хранящемся в архиве 4 управления Штаба РККА (будущее ГРУ ГШ) было записано черным по белому: «... окончании школы был отправлен в Харбин, где работал в Штабе Заамурского округа».



С точки зрения, старавшихся выслужиться, нквдешников Ощепков был «бывшим белым» унтер-офицером, к тому же из контрразведки. Более того, он около двух лет прослужил в японской армии — переводчиком Управления военно-полевых сообщений - т.е. в соответствии с материалами февральско-мартовского 1937г. Пленума ЦК ВКП (б) (доклад Наркомвнутдел Н.И. Ежова «Уроки вредительства, диверсии и шпионажа японо-немецко-троцкистских агентов»), автоматически подпадал под подозрение в шпионаже в пользу Японии.

«Следы» Ощепкова остались в харбинских паспортно-визовых службах и Харбинском епархиальном совете, выдававшем разрешение на развод, в Харбине Ощепков развелся со своей первой женой Екатериной Журавлевой и женился на эмигрантке, т.е., выражаясь советским языком, совершил «акт гражданского состояния».

Наконец, в его биографии, навсегда оставшейся в личном деле Разведупра, есть запись: «По убеждению Ощепков — сменовеховец Устряловского толка» .

«Сменовеховцами» называли ту часть белой эмиграции, которая, издавая журнал «Смена вех», настаивала на сближении с Советской Россией».
Николай Устрялов — идеолог «национал-большевизма» и лояльный к Советской власти служащий КВЖД»

Вроде бы всё нормально, но не всё так просто.

По представлениям 1937г., да и последующих семи десятилетий, профессор Николай Устрялов был лидером одной из «антисоветских политических партий», связанным к тому же, в силу своего географического нахождения в дальневосточном центре русской белоэмиграции — Харбине, со многими антисоветскими организациями.
Устрялов был расстрелян НКВД как японо-фашистский шпион незадолго перед арестом Ощепкова.

Арест Ощепкова не повлек за собой, как это часто случалось, цепную реакцию арестов невинных людей. Он никого не оклеветал на допросах. Его смерть оборвала «ощепковскую нить» следствия, и сотрудники НКВД уже не смогли нанизывать на нее судьбы и жизни новых жертв.

Уголовное дело было прекращено в 1957 г. за отсутствие в его действиях состава преступления и он в связи с эти был реабилитирован. В 1938 г. после всесоюзного сбора борцов спорткомитет 16 ноября издал приказ «О развитии борьбы вольного стиля». Эта дата и стала считаться днем рождения борьбы самбо.


В центре этой фотографии- Владыко Николай (будующий Св.Николай Японский). А третьим слева в третьем ряду - юный Вася Ощепков.   В одном из напутствий своим семинаристам Владыко сказал: 

« Выходите с радостью, но отчасти и с печалью, после столь долгого пребывания здесь, выходите на радость, но еще больше на печаль мира, а главное на жизненный труд, который есть долг, назначенный от Бога всем живущим."

Василий достойно прошёл свой крёстный ход.



Выражаю особую благодарность Александру Куланову, много лет изучающему жизнь Василия Ощепкова, много сделавшего, чтобы, как можно больше людей узнали о нём, и помогавшего мне в этой публикации.

Сайт Александра Куланова, где рассказывается об НКВДшном деле Ощепкова здесь: : http://kulanov.ru/%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B5%D0%BA%D1%82%D1%8B/%D0%B2%D0%B0%D1%81%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D0%B9-%D0%BE%D1%89%D0%B5%D0%BF%D0%BA%D0%BE%D0%B2/%D0%BE%D1%89%D0%B5%D0%BF%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D0%B0-%D1%81%D0%B3%D1%83%D0%B1%D0%B8%D0%BB%D0%B0-%D1%81%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%B0-%D0%B2%D0%B5%D1%85/

Tags: Видео, История Сахалина, Люди, Отвага
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments